Пермь город Дягилева. Дягилевский фестиваль. Новости СМИ

01В Париж через Бикбарду
Слова «Дом Дягилева», «Дягилевский фестиваль», как и само имя Сергея Дягилева, думаю, для большинства пермяков уже не надо «расшифровывать»
Директор пермской гимназии № 11 имени Дягилева Раиса ЗОБАЧЕВА (№ 29 (32342) ОТ 20 МАРТА 2015) ПЕРМСКИЙ НЕЗАВИСИМЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИНТЕРНЕТ-ЖУРНАЛ
Выступление на пресс-конференции


Меньше знают мои земляки о селе Бикбарда на юге Прикамья. А ведь здесь, в условиях типично русской дворянской усадьбы, как и в Перми, формировались характер и интересы будущего великого импресарио. Больше того, там и сейчас живет душа Дягилева, живет наша русская душа.
Сегодня, когда до очередного Дягилевского фестиваля осталось всего два месяца и вовсю идет подготовка к нему, вдруг получаем известие: руки «Иванов, не помнящих родства», дотянулись и до бикбардинского дома Дягилевых, растаскивают его по кирпичикам, а в поселковой администрации заявили, что этот дом скоро снесут, чтобы на его месте построить новую школу. Мол, чего с этими обломками возиться.
К стыду нашему, и раньше не «возились». Печальное зрелище. Давно разрушены купола на бикбардинской церкви Рождества Богородицы, одна колонна валяется на земле, другая расстреляна. Сам храм не раз горел, были здесь и клуб, и дискотеки. Теперь местные жители называют его курятником. Разобран почти до основания дом управляющего. Пруд высох, плотина разрушена. Красивые семейные амбары потеряли свой прежний облик. Дом Дягилевых полтора десятка лет назад признан аварийным, бывшая там школа выселена — с тех пор здание заколочено, полы в нем разломаны, стены искурочены. В спортивном зале, расположенном в пристрое, когда-то устроили стрельбище, фундамент разбит.
Мы со своими школьниками, начиная с 80-х годов, приезжаем сюда, в дягилевские места, каждое лето. Всё бывало: и разгромленное убирали, и запущенное разгребали, и сажали-пахали на огородах, и привозили книги, одежду, продукты. Уходит оттуда жизнь — осмысленная, созидательная.
Только красота-то все равно удивительная! Сама природа вокруг. Храм в соседнем с Бикбардой Никольском, что при подъезде словно вырастает из земли. Всё здесь пропитано духом дягилевской семьи. Дети должны дышать этим воздухом, впитывать в себя окружающую красоту, знать сконцентрированную тут историю. Недаром в воспоминаниях Елены Валерьяновны, мачехи Сережи Дягилева, чувства, вызванные бикбардинскими местами, только позитивные. А наши школьники, оказавшись там, пишут стихи.
Дом Дягилева в Перми мы отмыли, отпели, отмолили. Требует таких же усилий и усадьба Дягилевых в Бикбарде. Край чистых плодородных угодий, ясного неба, многонациональной культуры — вот что такое эти места. Нельзя дать всему имеющемуся в них погибнуть. Когда видишь, как безжалостное время и людское равнодушие слизывают все это с лица земли, то чувствуешь, что пропадают энергетика и смысл, мы становимся слабее.
К сожалению, сегодня уходит из России национальное самосознание, историческая память. Всё заслоняют деньги, личное благосостояние. А, видимо, без исторической памяти не получится ничего хорошего. Бикбарда — часть той памяти, часть рода, то есть родины. Мы постоянно говорим об этой причастности к памятным уголкам родной земли с нашими учениками. И, будучи с ними в зарубежных поездках, ощущаем значимость этих мест в мировом масштабе. Видим, как в американском Хартфорде, где мы были на 125-летии со дня рождения Дягилева, бережно сохраняют подлинный занавес к «Князю Игорю» и другие детали постановок «Русских сезонов». Как уважительно нас встречают потому, что мы из тех мест, где рос будущий импресарио. Мы чувствуем себя представителями русской цивилизации, и, кажется, нет ничего выше этого чувства.
Так что же делать, чтобы не потерять его, чтобы оно взросло во всех пермяках? Повторю: бикбардинская усадьба Дягилевых не должна быть падчерицей на задворках нашей сегодняшней жизни. Да, пять ее объектов внесены в список памятников культурного наследия регионального значения. Но по сути-то, хоть и полтора десятка лет этому внесению, они не сохраняются, не охраняются. Хотя взять их под охрану — сегодня насущная необходимость. Как и контролировать их состояние — местным властям, Центру по охране памятников. Сейчас в пермском правительстве разработана программа по развитию туризма в крае. В ней называются четыре туристических кластера, которые намечается развивать изо всех сил. А почему бы не сделать подобным кластером и бикбардинскую усадьбу? Еще конкретное предложение: открыть здесь Дом ветеранов творческих профессий. Трудно найти другое столь вдохновляющее место.
Власть властью, но ведь тут возможен вклад и, как говорится, отдельных сознательных граждан. Деньгами ли, у кого они есть, собственным ли трудом, или, как обещал дирижер Теодор Курентзис, концертом своего оркестра в дягилевской усадьбе.
А вот какие разговоры происходили у меня с одним из бывших губернаторов края. В его приход в нашу гимназию я сказала ему: «Лазурный берег, конечно, хорошо, но берег-то наш, наша родина — тут. А что с Бикбардой будем делать?» Мне показалось, он задумался. А потом, приехав сюда, уже не будучи главой региона, поделился: мол, придумал интересный проект. Рассказывать подробней не стал, но обещал, что благодаря этому проекту «войдем в Париж». Правда, в Париж мы и так войдем, как Александр I, только не с конницей, а с искусством. Я в это верю. Как верю и в то (о чем мы тоже говорили с тем губернатором), что когда-нибудь полетят самолеты по маршруту Париж — Пермь — Бикбарда. Полетят!
Только для этого сегодня мы не должны быть равнодушной, бездеятельной массой.
http://zwezda.perm.ru/newspaper/?pub=15787

%d такие блоггеры, как: